Из Уральска в Таиланд автостопом

0cffc18eb0e66b8405420022e6a_prev

Три отчаянных парня Антанас, Саша и Виталик в самом промозглом месяце русской зимы, феврале, отправились в Азию автостопом. Пунктом назначения был Таиланд, но сначала нужно было проехать Россию, Казахстан, Китай и Лаос. Антанас и Виталик рассказали нам о том, как они провели 30 дней в Азии — с восхождениями, в накуренных hard-seat вагонах китайских поездов, ночевками на чайной горе и в буддийских храмах, поддержкой местного майора Ли и наблюдениями за непривычными, но очень классными людьми вокруг…

Начало. Казахстан

Когда ты засиживаешься на одном месте, то плохо воспринимаешь действительность. В путешествии же впитываешь всё вокруг. По возвращении начинаешь по-другому смотреть на родной город, быт. Это почти как «помни о смерти» — только «помни, откуда ты уехал». Путешествие мы планировали около месяца: я уже ездил автостопом к норвежским фьордам, а Виталик мечтал доехать до острова, на который когда-то прилетел самолётом.

clip_image001

Маршрут мы продумали приблизительно — вышло 14 тысяч километров. Запланировали в Китае ездить и поездами, потому что там они очень дешёвые. 2000 километров можно проехать, заплатив за билет 20 долларов. В Куньмине, провинция Юньнань, планировали делать лаосскую визу, но в итоге сделали её на границе. По пути проблем с автостопом не было. Учитывая, что мы были втроём, с гигантскими рюкзаками, зимой.

Из Уральска в Актюбинск нужно было проехать 400 километров по ледяному настилу, но машины всё равно останавливались. Ветер, степь, минус 30 градусов — как же тут не подобрать ребят. В Казахстане нас подвозил участковый дядя Марат, который сказал ссылаться на него, если местные будут приставать. Там и вправду попадались фольклорные персонажи в кожаных куртках, с золотыми зубами или без зубов вовсе, которые просили денег, приставали с расспросами. В Казахстане нельзя было задерживаться — есть разрешённые пять дней пребывания без регистрации. Нарушаешь — плати штраф в 200 долларов.

clip_image002

Границу с Китаем мы планировали перейти пешком, но опоздали. Китайская сторона закрывает её в 17:30. Ночевать пришлось в пограничном посёлке Коргас. Когда переходишь границу, сразу начинается широченный проспект и высотные здания. Ещё 20 лет там были одни складские торговые помещения. На выезде из этого города мы встретили велосипедиста. Большие сумки, на раме висит бензин для горелки, от педалей идёт динамо-машина для зарядки всего на свете, начиная с GoPro и заканчивая фонариком.

Оказалось, что это Эндрю из Новой Зеландии, который уже 13 месяцев путешествует по миру и планирует доехать до Анд. В родной стране Эндрю стриг овец, но в один день ему всё надоело, он взял велосипед и отправился в Южную Африку. Он рассказывал, что часто от одиночества выдумывает шутки и вслух рассказывает их сам себе. Ему бывает непросто, но путешествие — это лучшее, что он мог себе представить.

clip_image003

Китай и китайцы

Ни один из встреченных нами китайцев никогда не был за границей. Даже самые прошаренные. Они живут в своей среде — некоторые понятия не имеют, что такое Европа. Среднестатистический китаец не знает, что такое автостоп. Роуд-муви он тоже едва ли смотрел — зарубежное кино их не интересует. Зато некоторые показывали нам фотографии Джейсона Стэтхэма — он снимался в каком-то стопроцентно китайском фильме. Везде звучат песни с популярными европейскими мелодиями и китайскими словами. По радио валит психодел, но они орут и кайфуют. Как-то мы попали в караоке с местными девушками — трэш полный.

На хайвеях у них стопить нельзя, поэтому водители останавливаются, завидев человека. Автомобиль есть не у всех, поэтому часто люди просят денег за то, что подвезли. Один парень даже звонил своей подруге, чтобы она на ломаном английском объяснила нам, что мы должны 30 долларов в юанях за 30 километров. Мы сошлись на пяти. Мировая валюта им не нужна — поменять деньги можно только в крупных подразделениях Bank of China.

clip_image004

Первым крупным городом на нашем пути был Урумчи. В 12 ночи на улицах почти никого, в пять утра привокзальная площадь наполняется людьми: громкоговорители, полиция, нищие. Там высокая влажность: все ходят в хирургических масках. Даже в самой глуши Китая есть 4G. По телефону они не разговаривают, отправляют аудиосообщения. Там везде стройка — складывается ощущение, что дома строят за неделю. У нас была шутка, мол, проснулся с утра — вон уже новый район вырос. Они зациклены на работе.

Двое суток мы ехали по пустыне — там везде хайвеи. Пока пустые, но это вопрос времени. Китайцы очень быстро едят. Еда как зарядка: поел и побежал. Все везде очень громко плюются. Один раз мы охренели от услышанного звука плевка: оглянулись, а там две милые китаянки. Ещё у них какой-то обмен сигаретами: каждый норовит угостить тебя своей. Курить можно везде: в барах, банках, поездах. Мы ехали в hard-seat вагоне двое суток. Все сидят на лавках, курят, окурки и мусор выбрасывают прямо под ноги.

clip_image009

Спят в проходах, один парень спал прямо на раковине в поезде, другой — на куче мусора там же. Мы сразу вспомнили, как сказал наш один знакомый в Казахстане: «Чем дальше на Восток, тем стоимость человеческой жизни падает». В поезде нам встретился проводник по имени Кунчунда: его назвали в честь Компартии Китая, и он рассказывал нам, как мечтает уехать в Пекин и стать артистом. Очень мало людей могут хоть немного объясниться на английском.

Некоторые объясняются с тобой на китайском, когда ты всем видом показываешь, что не понимаешь — повышают голос. Но некоторые не понимали переведённые в Google Translate на китайский слова, потому что уровень владения иероглифами очень разнится. Кстати, деньги в Китае заканчиваются довольно быстро, цены там средние, его дешевизна — миф.

clip_image005

clip_image006

clip_image007

clip_image008

Юг Китая очень красивый — мы были в старом городе Даль, где с гор скатываются потоки ветра и всё сотрясается. В городе Сянь мы поднимались по Дороге в небеса — идешь по отвесному склону, а лестница из крайне узких досок идёт прямо по хребту. Высота — 2500 метров. Путь ввысь занимает часов восемь. В Сянь мы зашли в одно кафе, нам показывали меню, и я от злости перевёл на китайский фразу «Дайте мне меню на английском. Как я могу сделать заказ, если я ничего не понимаю?»

В итоге хозяин принёс нам разные ингредиенты, которые нужно было макать в hot pot. Он стал спрашивать, хотим ли мы рыбы. Мы замешкались, он выбежал, сел на скутер и вернулся через десять минут с огромной живой рыбиной. Её разделали и тут же принесли нам. В этом же городе, устав от всего, мы устроили акцию — варили прямо рядом с вокзалом кофе и раздавали всем желающим. Когда они поняли, что бесплатно, образовалась толпа. Даже когда мы дали понять, что всё закончилось, люди не расходились.

clip_image011

Как-то мы ночевали на чайной горе в городе Пуэр — прямо посреди плантации. Утром проснулись, а вокруг — множество людей, практикующих тайцзи. Бабушка стоит на одной ноге, кто-то кричит, массируя горло, дед бьёт себя по голове, бегая кругами и издавая странный звук. Это полный сюрреализм. До этого, когда мы приехали в Куньмин, думали ехать в горы, но зашли в чайную. Полтора часа крутейший старик с красными глазами наливал нам вкусный пуэр. К концу всего понимаешь, что он просто чайный пьяница, которому нужны собутыльники.

Потом он стал показывать нам стоимость чаев в вакуумной упаковке — мол, мы такие неучи, что сможем оценить чай, только по сумме в долларах. Когда мы позже проходили мимо чайной, он просто спал на стуле. Куньмин был нашим последним пунктом пребывания в Китае, оттуда мы отправлялись в Лаос. Но перепутали границы — застопили автобус, который привез нас на ту, что только для китайцев. Рядом был пограничный город. Там повсюду буддийские храмы — в одном из них мы попросили заночевать. Молодой монах-служитель отказал, но мы договорились со стариком-строителем разбить палатку во двое, так как в храме шли какие-то работы.

clip_image010

Вышли поужинать, а когда вернулись, рядом с палаткой стояло пять полицейских. Главным среди них был майор Ли, который был похож на персонажа кинофильма: берцы на ногах, комбинезон, кепка и сигара в зубах. Они проверяли наши документы и слушали историю. Паника возникла, потому что за пару ночей до этого на вокзале в самом Куньмине был взрыв и резня, устроенная уйгурами — северные непризнанные народы Китая, эдакие цыгане.

Нам дали разрешение на пребывание, но уже монах и строитель отказались принимать нас. Тогда майор Ли взял нас под свою опеку. Мы ходили с ним отрядом по городу, и он пытался устроить на ночлег в разные места. При этом в холлах местных отелей висел его портрет. В итоге мы заночевали в гостинице, хозяином которой был старик со шрамом в полчерепа.

clip_image012

На следующее утро, когда мы приехали к неверной границе, то остановили машину с каким-то крестьянином и попросили отвезти нас к Ли. В городе его знают все. В итоге мы обедали в участке с молодыми полицейскими, общались на ломаном английском, а майор составил нам письмо для любого китайца на пути, оставив внизу свой адрес, телефон и должность. Когда мы шли по главным городским улицам, местные улыбались и пересказывали друг другу нашу историю.

clip_image013

Лаос — Таиланд

Лаос мы проехали очень быстро. Страна бедная, там супердешёвая свежая трава продаётся, а у детей главное развлечение — тянуть друг друга в канистре из-под машинного масла с обрезанным верхом. До тайской границы нас подвезли женщины, которые сели втроём на передние сиденья, а нас посадили сзади. Оказалось, что это офицеры, которые возвращаются со смены.

Первый тайский городок — Пай, такое место релаксации. Рядом китайские деревни, где каждый предлагает тебе купить ганжу или опиум. В Пае мы ночевали в джунглях. Шум в тропическом лесу стоит такой, как на вечеринке. Животный мир создаёт среду, что сложно услышать себя. Какой-то психоделик-транс получается. Сразу вспоминаешь фильм «Хищник».

clip_image014

Азиаты действительно отличаются от европейцев. Тебя никто не судит — они воспринимают тебя таким, как ты есть. Не пытаются запихнуть в рамки, за которые ты так цепляешься в обычной жизни.

В 300 километрах от Бангкока одна женщина, продавец фруктов, приютила нас и перестирала вручную три наших бэкпэка вещей. Соседи спрашивали, не боится ли она, что мы её убьём. Но она сказала, что первое, о чём подумала, — где мы будем спать. В Азии ты можешь оставить сумку с вещами где угодно — её никто не возьмёт, она никому не нужна. Вообще, как говорится, нельзя брать в путешествие нож, потому что тогда он обязательно тебе понадобится.

clip_image015

Хочется опять вернуться в такой ритм жизни. Сначала ты видишь карту и на ней последняя точка — пункт твоего назначения. Но потом ты видишь другую карту, где эта точка занимает мизерное количество места. Так ты понимаешь, как огромен мир.

 

 


link
Похожие материалы:

1 комментарий:

Сергей Сергеев комментирует...

В Китай ведь без визы нельзя! Как вы за 5 дней в Казахстане получили визу, и проехали автостопом?