На осле или в «Мерседесе»?

original6676684

Новый папа римский Франциск уже отказался от бронеавтомобиля, заменил роскошный трон на деревянное кресло и предпочел носить обычное облачение священника. Подобные поступки вызвали широкую дискуссию как в католических странах, так и в России. Одни говорят, что после всех скандалов последних лет католики всё же смогли найти человека, способного создать новый образ церкви. Другие считают, что новый папа решил быть скромным в быту лишь для пиара, и священнослужителям вовсе незачем отказываться от имеющихся у них материальных благ…

Как должен вести себя настоящий христианин очень подробно описано в Евангелии. В то же время многие положения человек вполне естественно пытается согласовать с реальной жизнью. Стоит ли людям отказываться от достижений научно-технического прогресса, не перемещаться на автомобиле или не пользоваться средствами связи?

Личная охрана, машина, хорошо обставленная резиденция, мобильный телефон класса VIP – это необходимые предметы или свидетельства корысти? Как священники должны относиться к государственным институтам – другой острый вопрос. Хвалить и поддерживать, ссылаясь на «нет власти не от Бога», или обличать неблаговидные поступки руководителей?

edcc7911f16c1f64f95169d0bc98a1e2

Новый папа сказал, что католичество должно стать скромной церковью для бедных людей. Означает ли это, что люди должны отказаться от стремления к успеху? «Большое богатство приобретается нуждою бедных», – говорил святой Иоанн Златоуст. Стоит ли относиться к этим словам буквально, и как на священнослужителей будут смотреть люди, если они будут ходить в обычной одежде и отказываться от того, что они получают от прихожан в дар.

Герой романа Виктора Гюго «Отверженные» епископ Шарль Мириэль получал от местной власти деньги на свое содержание и, вопреки общепринятым правилам, почти всё раздавал бедным, а сам жил очень скромно. Общество не всегда понимало епископа, но он даже порицание воспринимал по-своему:

«Однажды он прибыл в старинную епископскую peзиденцию Сенез верхом на осле. Кошелек его был в ту пору почти совершенно пуст и не позволял ему какого-либо иного способа передвижения. Мэр города, встретивший его у подъезда епископского дворца, смотрел негодующим взглядом, как его преосвященство слезает с осла. Горожане вокруг пересмеивались.

– Господин мэр и вы, господа горожане! – сказал епископ. – Мне понятно ваше негодование. Вы находите, что со стороны такого скромного священника, как я, слишком большая дерзость ездить на животном, на котором восседал сам Иисус Христос. Уверяю вас, я приехал на осле по необходимости, а вовсе не из тщеславия».

Реакция украинского патриарха Филарета на поведение папы, что Франциск Первый напоказ демонстрирует свою скромность, была, можно сказать, в духе епископа из романа Гюго. Видимо, Филарет ни в коем случае не желает, чтобы его считали равным Христу и апостолам, и потому перемещается на роскошном лимузине. Не отвергая дар знакомых бизнесменов, а с благодарностью принимая искреннюю жертву прихожан.

Хотя, справедливости ради, стоит заметить, что позиция Филарета лишь с натяжкой может считаться позицией христианского пастыря. Канонически, никакой Украинской православной церкви не существует, она не признана ни вселенским Патриархом Константинопольским, ни одной из поместных церквей. Строго говоря, Филарет - еретик и раскольник, а не патриарх.

Но дорогими машинами пользуются и в Русской православной церкви. Как и роскошными резиденциями. Всем памятен скандал с неумело удаленными в фотошопе часами Патриарха Кирилла и его тяжбой по поводу пыли в огромной квартире в центре Москвы. Знают все и о процессе по делу участниц «панк-молебна» из группы «Пусси Райт», о жесткой позиции иерархов.

В то же время, нельзя сказать о единой позиции церкви относительно актуальных проблем. Как нельзя не заметить дорогих машин патриарха, так и нельзя отрицать благотворительные акции РПЦ. Нельзя не видеть, что множество приходов сегодня выполняют роль ячеек гражданского общества: прихожане помогают друг другу в повседневной жизни, выступают с инициативами культурного просвещения.

– Я не вправе говорить от лица всей Русской православной церкви, но могу высказать свое личное мнение. Я считаю, что, говоря о богатстве священнослужителей, не следует обобщать всех представителей духовенства. Уровень жизни сельского духовенства (я сам сельский священник) таков, что ни о каких дорогих машинах речь не идет, – говорит настоятель Воскресенского Храма села Высоцкое Ярославской области протоиерей Александр Кузяев. – Не правда, что вся наша церковь озолотилась и ездит на таких автомобилях.Хотя, эти машины уже давно стали соблазном.

school-688Протоиерей Александр Кузяев

У нас есть идеал – Иисус Христос. Он никогда не имел никакого имущества. Апостольская церковь была богата духовными дарованиями, но была бедной. Посылая учеников на проповедь, Христос говорит им не брать ничего лишнего. «Не берите с собою ни золота, ни серебра, ни меди в поясы свои, ни сумы на дорогу, ни двух одежд» (Мф. 10: 9-10). Это чтобы было видно, что люди служат за идею, а не за какие-то материальные блага. Поэтому и был такой ошеломляющий успех у апостольской проповеди, такая скорость распространения учения.

Нынешнее поведение папы – это, к сожалению, в некотором роде, упрек поведению некоторых православных. Я ни в коей мере не выражаю симпатии к католицизму, но в данном случае мы видим некоторое воскрешение апостольского идеала нестяжательства. Этот идеал был и в раннем монашестве, в IV-VI веках. Это было время духовного расцвета. Но все восточные монастыри были бедными, и они дали высочайший уровень святости, недостижимый впоследствии.

– Как можно относиться к тому, что некоторые священники буквально гонятся за богатством? Они хотят не просто иметь машину как средство передвижения, а именно дорогую. Не просто благоустроенное жилище, а роскошное. Вызывает вопрос и очень дорогое облачение.

– Облачение – это другое. Василий Великий жил исключительно бедно, несмотря на высокий иерархический пост. Но в церкви у него были очень дорогие облачения. Он считал, что храм – это некое олицетворение небесного царства. Это даже смутило преподобного Ефима Сирина, который увидел его в дорогих одеждах, но потом понял, что перед ним великий святой.

Но в личном быту погоня за богатствами – это, на мой взгляд, в какой-то степени уже символ неверия в бессмертие, неверие в те идеалы, о которых говорят. Рассказывают, что главное – это вечность. Но собирая такие сокровища здесь, показывают несоответствие провозглашаемым идеалам. Я к этому всегда относился крайне отрицательно. Нужен достаток, но не сверх него. Есть слова Спасителя. «Легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем богачу войти в царствие небесное» (Мф. 19:24). Это сказано для всех сословий и на все времена, как бы это кто не перетолковывал.

– Некоторые критикуют церковь за излишнюю активность в светской жизни, что она активно стала входить в научную среду и вести пропаганду против знания.

– Хождение в университеты – это возможность распространить христианство в научной среде. Здесь я никак не против. Это право церкви отстаивать свою точку зрения на строение вселенной, не соглашаться с эволюционными моделями. Хотя и у нас есть сторонники эволюции. Если научный мир не согласен с позицией церкви, то пусть он спорит, доказывает. В этом ничего нет плохого, никакого переступания церковью границ я не вижу. Конечно, всё должно происходить не навязчиво.

380468962

– Может ли церковь поддерживать тех или иных политиков?

– В поддержке политических партий надо быть осторожней в наше время. Тем более, что и политические партии иногда меняют свои программы и заявления. Но не берусь здесь давать свою оценку. Апостольское время и наше сильно отличаются по своему характеру. На мой взгляд, церкви, как мощной общественной организации, остаться совершенно непричастной к политическому процессу невозможно. Не думаю, что и новый папа полностью отстранится от всякого рода политических заявлений или оценок тех или иных направлений политической мысли. Думаю, что здесь нужна осторожность и взвешенность.

С другой стороны, могут появиться обвинения, что церковь равнодушна к общественным процессам. Мол, она замкнулась в себе и не хочет давать никаких оценок. Что касается политики, критика будет с двух сторон.

– Есть мнение, что папа взялся за создание нового образа католической церкви после многочисленных скандалов. Нуждается ли в этом наша церковь?

– На мой взгляд – нет. Все эксперименты, касающиеся обновления такой организации с давней традицией, очень опасны. Возможно, небольшие изменения нужны. Мы знаем, к чему приводят радикальные перестройки. К какому расколу привели резкие действия Патриарха Никона – до сих пор его не можем залечить. Вносить какие-то изменения надо очень-очень деликатно и осторожно. Я сам лично противник в церкви каких-либо реформ.

Профессор Московской духовной академии протодиакон Андрей Кураев считает, что начавшееся в СМИ сопоставление нового папы римского и иерархов РПЦ появилось не на голом месте:

– Папа по своей должности публичный человек. Поэтому логично, что любое его действие предполагает наличие определенного пиара. Он совершает свои дела для того, чтобы они были замечены. Прежде всего, он хочет дать пример собственным епископам, священникам. Своими поступками он оправдывает свое нравственное право призывать других людей к жертвенности. Из того, что умный человек совершает действия с публичным эхом, вовсе не следует лицемерие.Тем более что, так начав свой понтификат, папа ставит очень высокую нравственную планку и для себя.

30855e15d57b539fad31ddb50da481da.0Протодиакон Андрей Кураев

Это ношу будет очень сложно нести, если его действия притворны. Ему придется следовать заявленным принципам весь остаток своего правления.
Что касается распространенного сейчас сопоставления с иерархами Русской православной церкви, то его можно было избежать, если бы год назад мы не стали свидетелями многих выступлений церковных иерархов во главе с отцом Всеволодом Чаплиным с апологией церковной роскоши.

Одно дело, если человек чем-то пользуется, но обладает талантом богослужения. Тогда на это можно не обратить внимание. Другое дело, если он что-то использует драгоценное во время службы, когда священник не равен сам себе. Тут тоже не возникает вопросов. И совершенно иначе обстоит дело, когда речь идет о сугубо частной жизни епископа. Абсолютно не понятно, зачем здесь нужны шикарные машины или дворцы.

Вопрос стал обсуждаемым вследствие неумной и непродуманной попытки навязать некоторую мутацию в сторону ухудшения христианской морали. Прошлой весной в своем блоге я высказался достаточно резко. Что если вы хотите вкусно есть и ездить на дорогих автомобилях, то это ваше право. Но не надо меня убеждать в том, что это нормально и есть пример христианского смирения и жертвенности. Тогда получается, что я ошибся конфессией. У меня-то были другие представления о том, что такое жизнь христианского пастыря.

Сейчас в церкви что-то изменилось. Церковные спикеры стали заметно чаще говорить о служении людям, прежде всего, о служении бедным. Это – замечательное последствие появления нового римского папы.

– Будут ли верить этим словам?

– Люди будут сопоставлять слова и дела. Иерархи достаточно умные и понимают, что теперь на их действия будут смотреть через призму поведения папы. Поэтому, даже независимо от каких-то личных вещей, амбиций и желаний, сейчас их будет обязывать вести себя скромнее их положение.

foto5

Об этом же я говорил в связи с делом «пусек». В том случае было уместно «профессиональное лицемерие». То есть, если обидели христианского священника, придя в себя, должен, как Иоанн Павел Второй, на автомате сказать «ни на кого не держу обиду, я прощаю». Может, эти слова будут многолетним профессиональным лицемерным рефлексом. Может, потом он позвонит по телефону агенту тайной полиции и попросит сгноить их в тюрьме. Но очень важно, чтобы люди увидели, как надо себя вести в этой ситуации.

Маленького ребенка и того воспитывают, говорят, что чего-то надо в своей жизни стыдиться и не выставлять напоказ. Что если ты делаешь что-то нехорошее, то, по крайней мере, не должен потом сам себе ставить «пятерку» за поведение. У нас почему-то в минувшем году говорили иначе: «Не забудем, не простим». И это при том, что в конце года мы услышали от Патриарха, что все эти нападки на церковь были не более, чем комариным укусом.

Поэтому я думаю, что промыслом Божьим был сделан очень удачный выбор нового понтифика. Значимый и для Русской православной церкви. Хоть мы и принадлежим к другой конфессии, для нас это тоже подарок Божий. Пусть для кого-то и неудобный.

– Часто можно слышать критику, что церковными наградами награждают богатых и представителей власти. Откровенно говоря, в народе их не очень любят. Изменит ли церковь свое поведение в отношении с ними?

– Изменения будут. Очень важное решение в начале февраля принял Архиерейский собор. Принято новое положение о наградах. Слову «орден» было возвращено его первоначальное значение братства. То, что на груди, это знак ордена, знак принадлежности к нему.

Соответственно, если человек вступает в некий орден, то на него налагаются определенные обязательства благотворительного свойства. То есть, он обязан участвовать в благотворительных проектах. Орден предполагает обязательства, а не привилегии, которые прилагались к советским орденам.

Писатель Алексей Варламов в развернувшийся дискуссии больше обращает внимание на вопрос - «а судьи кто»:

– Я бы отнесся с гораздо большим уважением к тому, что делает папа, если бы его дела так широко не тиражировались, не становились бы орудием информационной пропаганды. Это не укор самому папе. Мы знаем, что он всегда был скромным, будучи кардиналом в Аргентине. Но высокое содержание его поведения принижается тем, что оно становится информационным поводом.

486cb208225d41e998fd2af62a39Алексей Варламов

Когда начинаем обсуждать машины и квартиры наших священников, то мы отвлекаемся от сути, от главного. Лично мне не важно, на чем ездит и где живет тот или иной иерарх Русской православной церкви. Тем более, они – люди монашествующие и не имеют никакой собственности. Не думаю, что для них эти блага важны. Мы должны сосредоточить свое внимание не на этом, а на более важных христианских сущностях.
Тем более, что все эти машины становятся орудием информационной войны в руках людей, либо далеких от церкви, либо даже враждебно к ней относящимися.

Я бы наложил мораторий на обсуждение дел церкви людьми, к ней не принадлежащими. Хочется сказать светским журналистам: «Не вашего ума дело, вас не касается, кто, где живет и на чем передвигается». Церковь – это наша семья, и это – наше семейное дело. Это может обсуждаться только среди верующих. Да и не все священники хорошо живут, духовенство нельзя причислить к самой обеспеченной части общества.

– В то же время скандалы вокруг священнослужителей существуют. Что можно на это ответить?

– Все скандалы раздувают кто угодно, но только не верующие люди. Эти темы обсуждают только те, кто злорадствует и радуется каждому новому скандалу. И в этой ситуации мы отличаемся от католиков. Католическая церковь сегодня во внешней мирской мощи, по проникновению в обществе, превосходит православие. Возможно, поэтому там и обсуждают скандалы более активно. Да и странно нам менять в своей церкви, глядя сейчас на папу.

 

 

 

 

 

 


link
Похожие материалы:

Комментариев нет: