Марго Вёльк: дегустатор Гитлера

page[4]

Каждый приём пищи мог стать для неё последним: СС заставил молодую женщину Марго Вёльк (Margot Wölk) отведывать пищу Адольфа Гитлера, пробовать, не содержится ли в ней яд. Два с половиной года она жила в постоянном страхе — и выжила только благодаря удаче. 95-летняя женщина рассказывает о самом ужасном времени своей жизни.

Это могла быть просто порция спаржи. Очищенной, отваренной и поданной на стол с хорошим соусом. Настоящее сливочное масло, редкость в военное время. Дорогие овощи могли бы таять у Марго на языке. Она могла бы смаковать и наслаждаться, в то время как большинство людей в Германии пили «кофе» из злаков и посыпали маргарин мукой. Но для молодой женщины каждый кусок таил страх смерти. Потому что Марго Вёльк была дегустатором Гитлера.

Она была одной из 15 молодых женщин, которым в течение двух с половиной лет пришлось проверять питание диктатора на наличие яда.

24-летняя секретарша бежала из разбомбленного родительского дома в Берлине зимой 1941 г. и переехала в Восточную Пруссию к свекрови, в Groß-Partsch3. Идиллически расположенный, много зелени, дом с большим садом. Но в двух с половиной километрах западнее находилось место, где Адольф Гитлер расположил свою штаб-квартиру. Вольфшанце4.

clip_image002

Внезапно стала помощницей Гитлера

«Мэр городка был старый нацист, — рассказывает Марго Вёльк. — Едва я прибыла туда, как за дверью появился эсэсовец и объявил: "Ты идешь со мной!"». Она сидит на зелёном кожаном диване в тесной квартирке в районе Шмаргендорф в Западном Берлине. Та же квартира, где она родилась 95 лет назад. Она тщательно разламывает серебряной вилкой торт и говорит: «Вкусно». Марго Вёльк снова научилась получать удовольствие от еды. Это было не легко.

Подручные Гитлера забрали Марго вместе с другими молодыми женщинами в казарму в близлежащем поселке Краузендорфе. На двух этажах несколько поваров готовили обед для Вольфшанце. Обслуживающий персонал подготавливал миски и тарелки с овощами, соус, блюда из макаронных изделий и экзотические фрукты в комнате с большим деревянным столом. Затем надо было это все пробовать. «Мяса никогда не было, Гитлер был вегетарианцем, — вспоминает Марго. — Еда была хорошая, даже очень хорошая. Но наслаждаться ею мы не могли». Ходили слухи, что союзники хотели отравить Гитлера. После того, как женщины отведывали еду, эсэсовцы относили блюда в коробках в штаб-квартиру.

Каждое утро в восемь часов молодую женщину забирали из дома её свекрови. «Марго! Вставай!» — кричали эсэсовцы под ее окном. «Использовали» её однако только, когда Гитлер также находился в штаб-квартире. Она никогда не видела его. Марго, которая всегда отказывалась присоединиться к Союзу немецких девушек (Bund Deutscher Mädel), чей отец не был повышен в должности, потому что он отказался стать членом нацистской партии NSDAP, стала служащей Гитлера, его помощницей. Она должна была каждый день ставить свою жизнь на карту ради человека, которого она глубоко презирала.

Тем не менее возможность бежать даже не рассматривалась. Бомбы союзников разрушили крышу её дома в берлинском Шмаргендорфе, квартира была разорена, вода в ней стояла по колено. Её муж Карл был на войне, уже два года она ничего не слышала о нём. Она считала, что муж давно погиб. «Куда я должна была идти?» — Марго Вёльк пожимает плечами. В Groß-Partsch у неё все-таки была свекровь и собственная постель. Да — всё-таки.

clip_image003

Покушение Штауффенберга всё изменило

Но потом настало 20 июля 1944 года. Несколько солдат пригласили местных женщин посмотреть фильм в палатке возле штаб-квартиры, когда около 12:42 под столом Гитлера для карт взорвалась бомба Карла Шенк фон Штауффенберга (Carl Schenk von Stauffenberg). «Взрыв сорвал нас с деревяных скамеек, — вспоминает Марго. — Кто-то крикнул: "Гитлер мёртв!"». Сухо и пренебрежительно она добавляет: «Он вышел оттуда с парой синяков».

После покушения нацисты предприняли усиленные меры безопасности вокруг штаб-квартиры. На всех автобусных линиях эсэсовцы вдруг проснулись, дегустаторшам больше не разрешали жить у себя дома, но за неделю их перевезли в пустую школу поблизости от Вольфшанце. «Нас охраняли как животных в клетке».

Однажды ночью один из офицеров СС с помощью приставной лестницы забрался в комнату, куда поместили Марго, и изнасиловал её. Она молча стерпела это. «Старая свинья. На следующее утро перед домом лежала только лестница». Никогда ещё она не чувствовала себя такой беспомощной. Марго Вёльк рассказывает с таким презрением в голосе, что мурашки бегут по коже. Она остаётся спокойной и деловитой. Ей важно, чтобы её воспринимали серьёзно.

Когда Красная армия была всего в нескольких километрах от Вольфшанце, один старший лейтенант помог молодой женщине. «Уходи, девочка, уходи отсюда!» сказал он и посадил её на поезд в Берлин, тем самым спас ей жизнь. Позже, после войны, она встретила его ещё раз в Берлине. Он сказал ей, что другие дегустаторши все были застрелены русскими солдатами. В Берлине Марго скрывалась у одного врача. Когда на приеме у врача появились солдаты СС в поисках дезертиров, врач солгал о ней. Эсэсовцы ушли. Ещё одно спасение.

clip_image004

Красная армия в Берлине

Но когда Марго вернулась обратно в Шмаргендорф, она попала прямо в руки русской армии. В течение двух недель её жестоко насиловали. Солдаты нанесли ей такие тяжелые травмы, что у неё больше не могло быть детей. Она делает паузу. Воспоминания приносят боль. «Я была в таком отчаянии, — шепчет 95-летняя женщина. — Я больше не хотела жить». Только тогда, когда она снова увидела своего мужа Карла в 1946 году, к Марго вернулась надежда. Он был отмечен печатью войны и плена, но она выходила его. Они провели вместе 34 прекрасных года.

Марго Вёльк улыбается, думая о своём муже. Эта женщина не ожесточилась. Совсем наоборот: она украшает себя, носит синий свитер, бусы из небольших деревянных бусин, красится. Иногда она даже «разрисовывает себя», делает макияж. Несмотря на своё прошлое, она всегда старается оставаться веселой. «Я не утратила мой юмор, хотя он стал более саркастическим». Она приучила себя не воспринимать всё так драматически. «Это всегда было моим способом выживания».

clip_image001

Она долго не хотела думать о времени, проведённом в Groß-Partsch, и конечно же, не хотела об этом говорить. Но она по-прежнему мечтает. Это звучит почти как если бы она стыдилась за это. Прошлой зимой она начала говорить о худших годах своей жизни. Местный журналист посетил 95-летнюю женщину на её юбилей, расспросил о жизни. Внезапно она приняла решение прервать своё молчание. «Я просто хотела рассказать, что было тогда. Что Гитлер был совершенно отвратительный тип. И свинья».

 

 

 

 

 

 

 


link
Похожие материалы:

Комментариев нет: