Эрнст Рём: «Золотце» партии

0736da75ea998ff2

Многие немцы в эпоху между двумя мировыми войнами называли Берлин городом греха. Такой бурной и насыщенной ночной жизни не знал даже Париж. Между двумя войнами именно Берлин стал центром гедонизма. Это был настоящий Вавилон 20-х годов, столица разнообразных наслаждений, секса и эротики…

Германский эрос

Эротический мир Берлина включал 120 клубов для гомосексуалистов и лесбиянок. Еще в семи клубах собирались трансвеститы. Поклонники и поклонницы однополой любви чувствовали себя в Берлине уверенно и безопасно.

Раскрепостились не только свободомыслящие артисты и художники. В те годы даже немецкие нудисты, поклонники свободной культуры тела, не только разделись, но и разделились по политическим симпатиям. Отдельно собирались нудисты-коммунисты, нудисты-социал-демократы и нудисты-нацисты.

Полной свободой воспользовались не только сторонники республики, но и их злейшие враги — нацисты. Люди нетрадиционной сексуальной ориентации, как теперь говорят, вышли на первые роли не только в мире искусства, но и в руководстве нацистского движения.

Гомосексуальная эротика формировала климат в кругах германских националистов, злейших врагов демократии и свободы нравов. В казармах происходила идеологизация гомосексуализма как проявления особого «германского Эроса». Нацистам виделось некое особое мужское братство, объединенное не только идеями, но и любовными отношениями.

Сторонники однополой любви задавали тон в нацистских молодежных организациях с их культом маскулинности. Маленькая тайна соратников Адольфа Гитлера состояла в том, что их объединяли не только политические интересы. В руководстве штурмовых отрядов партии сконцентрировалось большое число гомосексуалистов. И они нисколько не стеснялись своего нетрадиционного сексуального поведения.

В свою личную армию Гитлер вербовал бывших фронтовиков, оставшихся без дела и средств к существованию. Но едва ли эти военные стали бы подчиняться отставному ефрейтору Адольфу Гитлеру, если бы ему не покровительствовала хорошо известная в Мюнхене фигура — отличившийся в Первой мировой войне капитан Эрнст Рём.

1372519210_872436_7

Эрнст Рём

Когда Гитлер встретился с Рёмом, 32-летний капитан еще не выглядел так отталкивающе, как это стало позднее. Он еще не разъелся и не обзавелся пивным животом. Все окружение Рёма придерживалось нетрадиционной сексуальной ориентации. В кругу молодых людей в военной форме возникла особая гомоэротическая атмосфера. Штурмовики Рёма подчинялись не просто командиру, а еще и мужчине с сильной эротической харизмой.

Многочисленные шрамы (на фронте пуля угодила Рёму в нос) казались его любовникам свидетельством мужества, а не уродства. Один из его сослуживцев вспоминал, что привык считать гомосексуалистов немужчинами, слабыми, жалкими существами. Но Рём был олицетворением настоящего солдата. Шрамы, поведение, манеры — ничто не отличало его от обычного мужчины.

Вокруг Рёма возникло национально-социалистическое гомосексуальное братство. Руководители штурмовых отрядов говорили, что гомосексуализм — неотъемлемая часть национального социализма и такова точка зрения руководителей партии вплоть до самого фюрера. Главное в гомосексуализме — чувство боевого товарищества, а какие формы любовь мужчин друг к другу принимает в тиши спален — это никого не касается. После митингов и драк с коммунистами штурмовики развлекались соответствующим образом. Партийные собрания приобретали ярко выраженный сексуальный характер.

Стремительную карьеру в штурмовых отрядах сделал Карл Эрнст, который вступил в СА в 19 лет. Он пробовал себя в роли коридорного, официанта, ресторанного вышибалы. Красивый юноша понравился Рёму. Затащив Карла Эрнста в постель, Рём в знак благодарности сделал его депутатом рейхстага от национально-социалистической партии.

Bundesarchiv_Bild_102-03074A,_Berlin,_Ernst_Röhm_und_Karl_Ernst_im_Auto

Эрнст Рём и Карл Эрнст, 1933. Бундесархив

Рём и Эрнст не скрывали своих любовных отношений, открыто демонстрировали свои чувства. Рёмом занялась прокуратура — его обвиняли в недостойном сексуальном поведении. Гомосексуализм был уголовно наказуемым деянием в соответствии со статьей 175-й Уголовного кодекса Германии.

Начальник штаба штурмовых отрядов признал свои бисексуальные наклонности, но заявил, что в преступные сексуальные отношения с мужчинами он не вступает. Дело в отношении Рёма прекратили. Веймарское правосудие было весьма либеральным.

Кто это рядом с фюрером?

Первое время после прихода нацистов к власти немецкие гомосексуалисты надеялись, что их не тронут, раз второй человек в нацистском руководстве — Эрнст Рём — один из них. Но его дни уже были сочтены. Гитлера умоляли расстаться с Рёмом, потому что мрачная тень обвинений в гомосексуализме пала и на фюрера. Но Рём все еще был нужен Гитлеру.

День рождения Рёма 28 ноября 1933 года отмечался как общенациональный праздник. Начальник штаба штурмовых отрядов появлялся на всех публичных церемониях рядом с фюрером. Гитлер уговорил президента Гинденбурга назначить руководителя штурмовых отрядов министром без портфеля. Рём стал членом правительства. Это был день его триумфа. Иногда даже казалось, что у партии два вождя. Но двух вождей не бывает.

Рём считал, что Гитлер должен заниматься политикой и пропагандой, а военные дела поручить ему. А вот этого Гитлер не хотел! Ему не нравились самостоятельность и своеволие начальника штаба штурмовых отрядов. Рём и вел себя с фюрером на равных.

Bild 146-1982-159-21A

Адольф Гитлер и Эрнст Рём

Рём настроил против себя армию. В его распоряжении — 4 миллиона штурмовиков, а вооруженные силы Германии — рейхсвер — всего 100 тысяч. Штурмовики ненавидели тех, кто у власти, у кого богатство, и требовали своей доли. Это пугало немецкую элиту, в том числе армейскую верхушку, в основном аристократического происхождения.
И соратники Гитлера по разным причинам желали покончить с Рёмом. Каждый рассчитывал занять его место рядом с фюрером.

Избавление от Рёма разом решало слишком много проблем, чтобы Гитлер мог отогнать от себя эту мысль. Главной была позиция армии. Когда Гитлер убедился в том, что генералитет на его стороне и поддерживает его программу перевооружения Германии, он внезапно изменил свое мнение и решил, что Рём ведет себя преступно и аморально и позорит партию своими любовными приключениями.

С государственной точки зрения

30 июня 1934 года Гитлер сам арестовал Эрнста Рёма. Начальника штаба штурмовых отрядов выволокли из постели, отвезли в тюрьму и там прикончили. Машину его любовника Карла Эрнста эсэсовцы остановили около Бремена. Говорят, что Эрнст принял это за розыгрыш и хохотал, пока его не расстреляли. Всего эсэсовцы Гиммлера убили около 200 человек. Резня вошла в историю как «ночь длинных ножей».

Влияние штурмовых отрядов было основано на том, что Эрнст Рём по-революционному отправил своих комиссаров-штурмовиков во все органы государственной власти. Без его комиссаров ничего не решалось. После убийства Рёма министр внутренних дел отменил это распоряжение. Штурмовикам запретили носить оружие. Штурмовые отряды потеряли свое прежнее значение, превратились в клубы военно-патриотического воспитания, занимались подготовкой допризывников. Зато взошла звезда рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера. Сто сорок два его офицера получили в те дни повышение.

Гиммлер объяснил уничтожение штурмовиков внешней угрозой:
— Для нас 30 июня не был днем победы. Это был самый трудный день, который выпадает на долю солдата. Необходимость стрелять в товарища, с которым сражался рука об руку и который не выдержал этой борьбы, — это самое горькое, что можно себе представить. Но речь шла об антигосударственной деятельности. Если бы возник хаос, внешний враг мог войти в нашу страну под предлогом наведения порядка в Германии.

Bild 183-S72707

Генрих Гиммлер, 1942

После «ночи длинных ножей» в Германии ужесточили законодательство. Теперь уголовно наказуемыми считались любые «развратные действия между мужчинами». Это расплывчатое понятие суд мог толковать как угодно широко. Некоторые историки уверены, что Адольф Гитлер сам боялся быть заподозренным в гомосексуализме. И он жестоко карал других за то, чего боялся в себе. Трудно судить об этом. Но по отношению к людям с нетрадиционной сексуальной ориентацией нацисты вели себя крайне жестоко. Если в начале 30-х за гомосексуализм осудили немногим более 3 тысяч человек, то после «ночи длинных ножей» — 30 тысяч, в 10 раз больше! Их отправляли в концлагеря вместе с коммунистами и евреями.

Политика партии после того, как Гитлер покончил с Эрнстом Рёмом, была направлена на мобилизацию против гомосексуалистов «здорового духа народа». Сторонники нетрадиционной сексуальной ориентации были объявлены врагами как с расово-биологической, так и с государственно-политической точки зрения. Арестовывали и судили даже видных нацистов, местных партийных руководителей, если они предпочитали не девочек, а мальчиков.

Гитлер приказал Гиммлеру создать в СС специальное подразделение, ведающее гомосексуалистами. В гестапо образовали отдел по борьбе с гомосексуализмом и абортами. Им руководил Йозеф Мейзингер, который потом станет атташе по вопросам полицейского сотрудничества в германском посольстве в Японии, где крепко подружится с советским разведчиком Рихардом Зорге. Под руководством Мейзингера гестаповцы составили «розовые списки» на 100 тысяч поклонников однополой любви.

«Сексуальный бюджет нации»

Генрих Гиммлер заботился о «сексуальном бюджете нации», направленном на расширенное воспроизводство населения. Он полагал, что падение рождаемости — следствие абортов и гомосексуализма. В феврале 1937 года Гиммлер выступал перед группой высших руководителей СС в школе переподготовки командного состава:

— Два миллиона человек состоят в гомосексуальных клубах. От 7 до 10 процентов сексуально дееспособного населения страны — гомосексуалисты. Это означает, что наш народ разрушается этой эпидемией.

Гомосексуалисты утверждают, что это их личное дело и оно никого не касается. Это не так. В сфере секса нет ничего личного. Это вопрос выживания нации. Правильно ориентированный секс — это жизненно важный вопрос для нашего народа. Гомосексуалисты нарушают сексуальный баланс народа, потому что не заводят детей, то есть не исполняют главного патриотического долга.

adolf-hitler-592x466

Гиммлер назвал гомосексуализм заразной болезнью: она передается, заражает нормальных людей и может принять размеры эпидемии. Рейхсфюрер СС требовал избавить немецкий народ от этой заразы. Он советовался с подчиненными: «Может быть, кастрировать всех гомосексуалистов? Это поможет и им, и нам».

В ХVII веке в Германии отправили на костер 100 тысяч мнимых ведьм. Для того времени — масштабный террор. Церковь тогда искала козлов отпущения, которые необходимы были страдавшему социальными неурядицами обществу. Плюс свойственная толпе истеричность. Плюс мрачные сексуальные фантазии самых рьяных инквизиторов. В нацистские времена место ведьм заняли враги Третьего рейха. За сторонниками однополой любви охотились, как за самыми опасными врагами.

Генрих Гиммлер вспомнил о находках, которые ставили в тупик историков, — о найденных скелетах древних германцев, умерших насильственной смертью. Одни археологи полагали, что это были пленные, которых убили. Другие считали, что кого-то принесли в жертву богам. А некоторые немецкие ученые, среди них любимый археолог Гиммлера — молодой человек по имени Герберт Янкун, решили, что таким образом уничтожались парии — дезертиры и гомосексуалисты. Значит, древние германцы просто убивали гомосексуалистов? Гиммлера этот вывод устроил. Массовые убийства станут всего лишь восстановлением древних германских традиций.

— Уничтожение гомосексуалистов, — заявил рейхсфюрер СС, — это не наказание, это просто прекращение ненормальной жизни.

Генрих Гиммлер подписал секретный приказ: член СС, уличенный в гомосексуализме, — будет казнен. Распорядился: «Этот приказ должен быть изложен устно всем членам СС. Все должны быть предупреждены, что разглашение этого приказа запрещено. Необходимо подчеркнуть, что члены СС должны быть на передовой нашей борьбы за искоренение гомосексуализма из немецкого народа».

Но полицейско-репрессивные меры не помогли. Гомосексуалисты сохранились во всех важнейших «мужских союзах» Третьего рейха — будь то гитлерюгенд, армия, флот или организации трудовой повинности. Несмотря на усилия гестапо и массовые репрессии, «тело народа» было полно греха и непорядка, приравниваемого к скрытому диссидентству. Для руководителей партии все это было тяжелым ударом. Партийный аппарат требовал перевоспитать гомосексуалистов, «превратить их в арийцев, полезных национальному сообществу».

Bild 119-5592-14A

Выявленные уголовной полицией гомосексуалисты, в основном молодые люди, передавались на перевоспитание местным организациям гитлерюгенда и союза немецких девушек. Это был для них последний шанс. Тех, кто не желал исправляться, ждал концлагерь.

Гомосексуализм рассматривали то как «проявление вырождения расы», то как болезнь. Нацистские врачи пытались «лечить» ее хирургическим путем. Но сделать хирургическую операцию нескольким миллионам немецких мужчин, после чего заключить их в концлагерь, было невозможно. Нацистская Германия воевала и нуждалась в солдатах и рабочих. Задача состояла в том, чтобы «разгрузить» концлагеря от тех, кто согрешил только раз и исправился…

Твердая валюта

В 1938 году Герберт Линден, начальник расового подотдела имперского министерства внутренних дел, обратился в Немецкий институт психологических исследований. Он хотел знать, скольких гомосексуалистов немецким психотерапевтам уже удалось излечить от их пагубного недуга. Директор института Маттиас Геринг сообщил о весьма скромных достижениях — 510 излеченных.

Но и этого числа успешно «перевоспитанных» оказалось достаточно для Линдена. Он проводил в МВД недельные курсы повышения квалификации для адвокатов и судей и заявил, что тезис о «генетической предрасположенности» к гомосексуализму не выдерживает критики:

— Опыт отечественных психотерапевтов показывает, что почти у всех гомосексуалистов отмечаются ранние, хотя и скрытые под поздними наслоениями, гетеросексуальные наклонности. Этим надо воспользоваться.

Нацистским врачам поручили найти способ «окончательного решения» этой проблемы путем создания гормональных средств, «излечивающих» от гомосексуализма. В главном хозяйственно-экономическом управлении СС уже планировали создание института, который бы занялся массовым применением «антигомосексуального препарата» и его продажей за границу, чтобы зарабатывать твердую валюту.

Главный врач СС и полиции обергруппенфюрер СС Эрнст Гравиц поручил биологу и штурбаннфюреру СС Карлу Вэрне внедрить методику гормонального лечения. Штурбаннфюрер полагал, что склонность к гомосексуализму обусловлена недостатком мужских гормонов. Надо вводить их в достаточном количестве, и болезнь будет побеждена.

experiments-550

«Лечение, которое может поднять содержание мужского сексуального гормона в крови до нормального уровня, поможет этим людям, — докладывал Вэрне. — Такая терапия избавит их от нездоровой участи, сделает их производительными и полноценными членами человеческого сообщества».

В июле 1944 года штурмбаннфюрер Вэрне получил возможность проверить свою теорию на узниках концлагеря Бухенвальд. Подопытные узники точно знали, что их шансы выжить вырастут, если они докажут свое гетеросексуальное перерождение.

«Исчезла депрессия, — говорилось в «истории болезни» одного из узников. — С нетерпением ждет освобождения, строит планы на будущее. Эротические фантазии изменились. Раньше все мечты были направлены на молодых мужчин, а теперь только на женщин. Уже думал о женщинах в публичном доме, но религиозные убеждения не позволят ему туда пойти».

Ушлый штурмбаннфюрер Карл Вэрне уже торговался с главным хозяйственно-экономическим управлением СС о своей доле от продажи нового препарата в стране и за границей, но тут нацистский режим рухнул.

 

 

 

 

 

 


link
Похожие материалы:

Комментариев нет: