Руанда: феминистский рай

katine-rwanda-women

Руанда является первой страной в мире по представительству женщин в органах власти. К примеру, в парламенте их – 56%. Отчасти это стечение обстоятельств – после кровавой войны в 1994-м, когда в стране было убито 20% мужчин. Под управлением женщин Руанда показывает впечатляющие результаты: рост ВВП 8%, сокращение бедности на 3% в год. В России с десяток регионов по преобладанию женщин в популяции – уже почти Руанда…

Российские феминистки безуспешно борются за равноправное представительство во власти – страна как была патриархальной, так ей и остаётся. Апелляция к европейскому опыту не проходит – Россия как отставала от Запада на «ленинские» 50-70 лет, так и отстаёт. Но не всегда Европа может служить примером для отечественного феминизма: и в нашей, и в истории других стран есть успешные случаи вхождения женщин во власть и наделения их равными с мужчинами правами.

В России это были два периода – сразу после Революции и после ВОВ. Оба случая легко объяснимы: свою роль сыграл не только прогрессизм правящих кругов, но и экономическая необходимость. И в 1920-е, и в 1940-е в стране из-за двух мировых войн были выбиты миллионы мужчин (в первом случае, куда надо прибавить Гражданскую и преимущественно мужскую эмиграцию – минимум 6-8 млн., во втором – минимум 20 млн.)

Государству надо было срочно заполнять заводы, научные лаборатории и даже казармы рабочей силой. Женщины были единственным резервом для данной задачи. А как их туда загнать, не наделив равными с мужчинами правами и даже с некоторым превышением, чтобы стимулировать среди них соревнование за обладание мужским миром?

А с восстановлением гендерного баланса закономерно в патриархальной России произошёл откат к «традиционным ценностям» и духовным скрепам, конструируемым чисто мужскими коллективами – тюрьмой, церковью и силовиками.

Peacekeeping - UNAMID

(Женщины-военные из Руанды в составе миротворческих сил ООН охраняют порядок в Южном Судане)

Ровно такие же процессы идут сейчас в странах Африки южнее Сахары. В странах, обескровленных гражданскими войнами, случился расцвет феминизма. Лучший пример – Руанда, где в результате геноцида одних племён над другими в 1994-м погибло до 1 млн. мужчин. И это при населении страны в 10 млн. Т.е выбито было 20% мужчин. С учётом предыдущего демографического перекоса (55% женщин против 45% мужчин) сегодня в Руанде женщины составляют 70% населения.

Женщины в Руанде просто вынуждены были взять власть в свои руки. Если президентом страны всё же был выбран мужчина – левый националист Поль Кагаме, то в остальных ветвях власти слабый пол за 18 лет укоренился очень прочно. Так, в нижней палате парламента женщины занимают 56% депутатских кресел, в Сенате – 38%. Местные органы власти наполнены им на 42%. Среди полиции Руанды женщин – около 30%, и даже среди сотрудников тюрем – те же 30%.

Но главная ниша для руандиек – это НКО. Некоммерческие организации играют важнейшую роль в стране, через них распределяется до 350 млн. долларов международной помощи ежегодно – это около 5% ВВП. Чтобы представить себе масштаб этих средств, это как если бы в России через НКО на общественные проекты проходило бы 2,5 трлн. рублей ежегодно, или 80 млрд. долларов (5% от 50 трлн. ВВП).

90% руководителей НКО в Руанде – женщины. Некоммерческие организации там – фактически параллельное государство. Через них осуществляется масштабная программа «Чистая вода» – и за время женской власти в Руанде число граждан, имеющих доступ к обеззараженной воде повысилось с 52% в 1995-м до 75% (огромная проблема для страны, полной массовых могильников жертв геноцида, отравляющих токсинами грунтовые воды).

w680

НКО – это основа образовательной системы, и сегодня 97% девочек и 95% мальчиков посещают начальную школу (в 2005-м – 87% и 84% соответственно). НКО – это обширная программа по прогрессивному сельскому хозяйству, по альтернативным электроисточникам, медицине и т.д.

В последние 10 лет экономика Руанды в среднем растёт на 8,4% в год (что позволило некоторым экономистам называть её «африканским Сингапуром»), а уровень бедности снижается на 2-3% ежегодно (за это время с 77% до 52%).

Похожие процессы идут и в других странах, испытавших на себе ужасы гражданских войн и межнациональных войн. Из таблицы ниже видно, что из 22 стран с наивысшим представительством женщин во власти – 7 представляют Африку (также есть ещё Восточный Тимор в Тихом океане, тоже обескровленный 20-летней гражданской войной). Страны евросоциализма и жертвы войн – вот настоящее «бабье царство».

clip_image002

В России тоже есть регионы, поражённые мужской сверхсмертностью. До уровня Руанды они ещё не дотягивают (напомним, 70% населения), но уже близки к этому показателю. Так, в  Иваново с его ткачихами на 10 женщин приходится всего 5 мужчин – 64% женщин, ещё пару лет, и в этом городе будет Руанда.

В Ярославе на 179 женщин приходится 100 мужчин, в Чите на 177 женщин – 100 мужчин. В целом же в стране не осталось НИ ОДНОГО города, где 10 женщин могли бы выбирать из хотя бы 9 мужчин.

И вот очень странно, что женщины не могут взять власть даже в самых неблагополучных с гендерной точки зрения регионах. Те же Иваново, Ярославль, Чита, Курск (на 173 женщины 100 мужчин), Нижний Новгород (173 женщины на 100 мужчин), и т.д. – и губернаторы, и законодательные собрания, и мэры городов должны, по логике вещей, уже давно быть слепком местного общества.

Странно, что феминистки работают в обеих столицах, где соотношение женщин и мужчин тоже чудовищное (Москва – на 100 мужчин 142 женщины), но всё же не катастрофичное. Объектом их пропаганды и врастания в политику же должны быть «медвежьи углы» страны.

Но, возможно, женщины России что-то такое знают, и просто дожидаются очередной войны в России, чтобы уж после неё малой кровью окончательно и бесповоротно взять власть…

 

 

 


link
Похожие материалы:

Комментариев нет: