Самый главный “чемоданчик”

1ae57011abbb1b94831e7557ea58c843.0

В случае ракетно-ядерного нападения на Россию три наполненных электронной начинкой чемоданчика должны одновременно подать сигнал тревоги их владельцам. Внутри каждого имеется портативный терминал, связанный с сетью командования и управления стратегическими ядерными силами России. Один из этих чемоданчиков все время находится рядом с российским президентом, куда бы он ни поехал…

1218741727_krasnaya-knopka

Вопреки расхожему мнению никакой красной кнопки внутри «ядерного чемоданчика» нет. В чёрном дипломате смонтирована система спутниковой конференц-связи «Чегет», которая является частью автоматизированной системы управления стратегическими ядерными силами «Казбек».

В нужный момент Верховный главнокомандующий может разблокировать коды атомных боеголовок и отдать приказ об ответном ядерном ударе.
При этом система приводится в действие только при наличии ещё двух подтверждений - от министра обороны и начальника Генерального штаба, у которых тоже имеются аналогичные устрой­ства.

91

Сейчас за каждым, кому положен «чемоданчик», на всякий случай носят по два комплекта - техника-то старая. Первыми обладателями «Чегета» стали в 1984 г. генсек Черненко, министр обороны СССР Устинов и начальник Генштаба Огарков.

Подобное устройство постоянно носят и за президентом США, только у него оно больше похоже на саквояж, и на сленге администрации президента зовется «футбольным мячом». Наверное по аналогии со школьным портфелем, который часто используется в качестве мяча. Кто знает, может быть название дано не спроста, ведь недаром портфель такой пошарпанный.

За округлыми складками чёрной кожи скрыт сверхпрочный титановый ящик размером 45х35х25 см, закрывающийся на кодовый замок и прикрепляющийся к запястью помощника президента браслетом из особой стали.

1306245589_air-force-one-football-431x300

Офицеров, которые носят "мяч" за президентом, подбирают из четырёх видов вооружённых сил и службы береговой охраны США, каждый из них должен пройти сложнейшую проверку и получить наивысший допуск секретности "Белый янки". Все они вооружены пистолетами "беретта" и имеют право без предупреждения открывать огонь на поражение.

Разумеется, в США "мяч" тоже исполняет ритуальные функции: он переходит от одного президента к другому в день инаугурации. Сразу после этого новый хозяин Белого дома получает специальную получасовую лекцию на предмет того, как нужно пользоваться содержимым чемоданчика.

Одно время пластиковую карту с американскими кодами доступа держали отдельно. Однако, после того как президент Дж. Картер сдал её в химчистку вместе со своим пиджаком, карточку стали класть внутрь «ядерного саквояжа».

clip_image001

Один ведущий российский аналитик по вопросам безопасности указывает в своей новой книге на неожиданную нестыковку в этой системе, на опасный изъян, который мало кто понимает.

Согласно российской конституции 1993 года, президент является главнокомандующим вооруженными силами; и если он по какой-то причине будет выведен из строя, то все его полномочия перейдут к премьер-министру. Однако в распоряжении премьера нет ядерного чемоданчика. Два других чемоданчика «Чегет» находятся у министра обороны и начальника Генерального штаба, как было в советские времена.

Образующаяся в результате неопределённость, предупреждает Алексей Арбатов, может оказаться очень опасной в случае ядерного кризиса. Сегодня в России ни первый, ни второй военачальник не имеют конституционного и юридического права принимать решение о ядерном нападении. Конечно, в момент кризиса они будут главными советчиками президента, однако решение принимают не они.

18596
Арбатов хочет, чтобы Россия привела процесс запуска своего ядерного оружия (три чемоданчика) в соответствие с российской конституцией. Он хочет добиться того, чтобы такие важные решения принимали президент и премьер-министр. Он твердо верит в то, что демократия означает гражданский контроль над делами военных.

Советский Союз создал нынешнюю систему командования и управления на пике «холодной войны» в начале 80-х годов. Три ядерных чемоданчика были введены в действия как раз в тот момент, когда советским руководителем в 1985 году стал Михаил Горбачев. Они были подключены к резервной сети «Кавказ», состоящей из кабелей, радиопередатчиков и спутников.

йцу

Три чемоданчика являются, по сути дела, оконечными устройствами связи, которые дают пользующимся ими людям информацию о возможном нападении, а также позволяют им консультироваться друг с другом. Вначале чемоданчики находились в распоряжении советского генерального секретаря, министра обороны и начальника Генерального штаба, потому что в советской системе военные традиционно играли более важную роль в принятии решений о ядерной войне.

Если принимается решение о ядерном пуске, то приказ передается с «Чегета» на приемный терминал «Баксан», расположенный на командных пунктах в Генеральном штабе, в ракетных войсках стратегического назначения, военно-морском флоте и военно-воздушных силах. Общая сеть связи носит название «Казбек».

clip_image003

«Чегет» сам по себе не включает в свой состав ядерную кнопку. Это система передачи приказа на пуск. Приказ на пуск получают военные, которые передают его соответствующему виду вооруженных сил и боевым расчетам.

После распада Советского Союза, отмечает Арбатов, система трех чемоданчиков осталась без изменений, и была передана России. Но он указывает на то, что Советский Союз был однопартийным тоталитарным государством с единым военно-политическим руководством, в то время как Россия решила стать демократией. Арбатов настаивает на том, что при демократии политическое руководство должно обладать твердым и гарантированным правом принимать самое важное из всех решений — о применении ядерного оружия. Он отмечает, что в Соединенных Штатах принцип гражданской власти закреплен надежно.

Арбатова больше всего волнует то, что может произойти, если президент окажется недееспособным. В пункте 3 статьи 92 российской конституции четко указывается, что «во всех случаях, когда Президент Российской Федерации не в состоянии выполнять свои обязанности, их временно исполняет Председатель Правительства Российской Федерации», то есть, премьер-министр. Если президент не может отдать приказ на запуск ракет, говорит Арбатов, то его преемником во власти становится премьер-министр, а не министр обороны или начальник Генерального штаба. Однако чемоданчики «Чегет» находятся у них.

ЯДЕРНЫЙ-ЧЕМОДАНЧИК-самый-убойный-гаджет-в-мире-...

А поскольку ракеты до сих пор находятся на боевом дежурстве в готовности к пуску, слабое звено в цепочке управления это не какая-то отдельная проблема. Если есть двойственность и неопределенность в российских звеньях командования и управления, то это является источником беспокойства и для Соединенных Штатов. Две страны больше не соперники в «холодной войне», готовые нанести первый удар друг по другу; но они все равно должны обеспечивать безопасность управления таким разрушительным оружием, доставшимся им в наследство от прежней эпохи.

Как сказал Арбатов, в России нет закона, определяющего такую цепочку правопреемства президентской власти в случае гибели президента. Единственное, что имеется, это положение конституции о том, что обязанности президента в такой ситуации выполняет премьер-министр.

expocomm-66

Арбатов не поднимает этот вопрос, но я в своей книге «The Dead Hand» описываю систему гарантированного возмездия советской эпохи в ответ на ядерное нападение. Эта система, поставленная на боевое дежурство в 80-е годы, то есть примерно в то же время, что и чемоданчики «Чегет», называется «Периметр».

Согласно апокалиптическому сценарию, если в результате ядерного нападения все руководство погибнет, то решение о пуске ядерных ракет будет принимать группа офицеров, находящихся на боевом дежурстве в глубоком подземном бункере. Такая система по-прежнему существует. Это еще один пережиток «холодной войны», который нельзя недооценивать.

1281422552_1197866581

А если война?

Представим себя дежурным по системе предупреждения о ракетном нападении. Простой подполковник в огромном зале, напротив — разбитая на квадраты светящаяся карта Союза в полстены, по бокам — экраны. Они пока темны и пусты. Пощелкивают кнопками на пультах помощники, помаргивают индикаторы. Тишину взрывает сигнал тревоги: пролетающий над полюсом спутник засек факелы двигателей стартующих ракет.

Радары «цепляют» ракеты, компьютеры вычисляют их траектории, и на оживших экранах появляются слова и цифры: «Квадрат №...», «Цель №...», «До падения, мин..., сек...»; в квадратах на карте цифры мелькают с калейдоскопической быстротой. Офицеру предстоит решить: это сбой, ошибка системы — а такое случалось — или война? Степень ответственности и последствия представляете?

Решал-гадал — а время уходит! — и передал сигнал тревоги дежурному генералу Центрального командного пункта Генштаба. Тому тоже надо подумать. А секунды бегут! И последствия необратимы. Наконец, сигнал тревоги уходит к генсеку, министру обороны, начальнику ГШ и дежурным всех видов Вооруженных сил...

0_ef468_3bba7eb_XXL

Прыгает по циферблату стрелка. Трем немолодым людям (генсек, министр обороны и начальник ГШ) предстояло решить: жить всем или умирать — ошибка-то возможна! Что там говорит оператор «горячей линии» с Вашингтоном? Президент играет в гольф, подойти не может... Или не играет вовсе, а уже закрылся в бункере? И времени на раздумья — секунды...

Вот-вот на пункты управления и стартовые позиции обрушатся боеголовки, и там воцарится ад, а потом — и на города, села...

Решение принято, коды введены. Наконец, генсек или тот из троих, кого пощадил инфаркт, нажимает кнопку, и у дежурных расчетов загорается табло «Приказ. Произвести пуск». Дежурные расчеты поворачивают ключи, нажимают на кнопки «Пуск».

001w99bp

Все... Ядерная война началась...

 

 

 

 

Материал подготовил FOX

В статье частично использованы материалы gradremstroy.ru


Похожие материалы:

Комментариев нет: