Эфир с народом: Все нормально!

894f96a252a1dbed4a9a9258906_prev

Владимир Путин в десятый раз вышел в традиционный прямой эфир, чтобы ответить на вопросы россиян. На этот раз он предстал перед публикой не только в качестве премьера, но и - впервые за все годы существования прямых линий - в роли кандидата в президенты…

Наблюдатели заранее объявили нынешнее "предвыборное" выступление знаковым, предположив, что оно покажет, действительно ли Путин готов предстать в "версии номер два" и изменить стиль своего руководства.

Ведущий Эрнест Мацкявичюс, начиная трансляцию, подчеркнул, что последние две недели в России выдались богатыми на политические события, и дал понять, что в настоящее время определяется политический курс страны.

В этом отношении премьер дал смешанные сигналы: поначалу похвалил участников уличных акций "За честные выборы", но намеки на "потепление" быстро сошли на нет.

Путин тут же отпустил ряд едких комментариев в адрес недовольных выборами, а вскоре дал понять, что ослабление контроля над страной чревато жуткими последствиями, и похвалил стабильность.

Владимир Путин в эфире побил очередной рекорд: за более чем 4,5 часа он успел ответить на 88 вопросов жителей. В прошлом году его прямая линия длилась 4 часа 25 минут.

Кроме того, у жителей различных регионов была возможность напрямую обратиться к председателю правительства с помощью видео-конференцсвязи. Так, на связь уже вышли Тюмень, Владивосток, Санкт-Петербург, Ставропольский край, Саранск, Мурманск, Уфа, Сочи, Нижний Тагил.

Большая часть вопросов касалась социальной сферы: зарплат и тарифов ЖКХ, однако главу правительства спрашивали и о политике. В частности, Путин дал оценку итогам выборов в Госдуму, и митингам оппозиции, а также предложил ввести ограниченную выборность губернаторов.

У Владимира Владимировича Путина вообще все нормально. Ситуация под контролем. Отдельные недостатки исправляются. Если малый бизнес вынужден давать откаты (на это посетовал доктор Рошаль), значит, как радостно отметил Путин, есть с чего их платить. Народ его поддерживает. И уйдет он со своего поста, когда перестанет чувствовать поддержку народа. (Типичный, как сказали бы в марксистские времена, солипсизм — попытка выдавать собственные ощущения за объективную реальность.)

Кто там говорил о «новом» Путине, который изменился? Он вообще не меняется, как и страна при нем. Он по-прежнему блестящий ритор, правда, все время балансирующий на грани словесного фола. Он по-прежнему придерживается классической советско-чекистской философии «осажденной крепости». Реальность, если это не сфотографированные его наметанным взглядом цифры, переданные министерствами и ведомствами, которыми он с легкостью жонглирует, все больше отдаляется от него.

Вот, например, представления кандидата в президенты о природе митинга на Болотной, о котором, как и о многом другом, его спросили в рамках более «демократичного» формата передачи:

«Если говорить откровенно, я когда увидел на экране что-то такое у некоторых на груди (белые ленточки. — А.К.), честно вам скажу, неприлично, но тем не менее я решил, что это пропаганда борьбы со СПИДом, что это такие, пардон, контрацептивы повесили. Думаю, зачем развернули, только непонятно. Но потом присмотрелся, вроде нет».

Путин, как известно с лета 2008 года, когда он уронил одной фразой фондовый рынок страны, — «доктор». Возможно, с этим связано его частное обращение к вопросам сексуальности. Реакция Фейсбука — одного из средств мобилизации гражданской активности и формирования общественного мнения в стране, а вовсе не оранжевой революции, как это видится до сих пор Путину, — оказалась молниеносной: Интернет был завешан изображениями Владимира Владимировича с презервативами.

Как и прежде, он полагает, несмотря на беспомощные самооправдания Хиллари Р. Клинтон, что акции гражданского общества финансируются из-за рубежа: «Нужно с уважением относиться ко всем нашим гражданам.

Есть, конечно, люди, которые имеют паспорт гражданина РФ, но действуют в интересах иностранного государства и на иностранные деньги. С ними тоже будем стараться наладить контакт… Часто это бесполезно и невозможно. Что можно сказать в этом случае? Можно сказать: «Идите ко мне, бандерлоги».

Судя по всему, митинг, намеченный на 24 декабря на проспекте Сахарова в Москве, будет населен героями Киплинга — национальный лидер простимулирует креативность «креативного класса» (слово, которое выучила Тина Канделаки в кабинете у Владислава Суркова и теперь часто его употребляет).

В принципе, в отличие от озабоченных микрорегулировнием политической среды придворных политтехнологов, которые содержатся на деньги налогоплательщиков, Путин совершенно не боится политической конкуренции. Он готов допустить выборы Совета Федерации и даже выборы губернаторов, хотя оставил бы за президентом право «фильтрации» кандидатур региональных руководителей.

При этом все-таки губернаторы территорий, где «ЕР» выступила плохо, должны нести за это ответственность. Уж не потому ли иркутский наместник Дмитрий Мезенцев вынужден отработать барщину в виде исполнения роли «технического» конкурента Путина, выдвинутого от «железнодорожников». Путин готов либерализовать правила регистрации партий.

Он готов согласиться с идеей о монтаже веб-камер на каждом избирательном участке (как когда-то, в дни пожаров лета 2010 года, требовал, чтобы ему вывели мониторы, показывающие ход строительства жилья для погорельцев прямо в кабинет).

И все это не потому, что он такой уж большой демократ. А потому что, с одной стороны, всегда хорошо возглавить процесс «демократизации» самому, прежде чем эта самая демократизация пойдет обвальным образом снизу. С другой стороны, Путин и в самом деле убежден, что ему не грозит конкуренция ни с какого фланга, и искренне верит в поддержку народа и собственную непогрешимость.

Он признает в Михаиле Прохорове замечательного и сильного конкурента (чем оказывает тому медвежью услугу, работая в пользу версии «кремлевского» происхождения олигарха-кандидата в президенты).

Он с отеческой теплотой, как собственного сына, лишь однажды упомянул Дмитрия Медведева, который, бедолага, сражается с «ЕС»: «Президент покажет себя, я знаю».

При этом ничего всерьез в системе, которую т.н. нацлидер уже сам называет «путинским режимом», он менять не собирается. Его лозунг: «Аккуратно надо работать, аккуратно!» Если действовать в соответствии с этим лозунгом, то никакие реформы невозможны. О чем, собственно, Путин внятно и сообщил — он всегда думает о том, что реформы могут отразиться на настроениях людей. А допустить это человек, накрепко приваренный к своему рейтингу и наркотически зависящий от него, в принципе не может.

За Медведева он уже решил, как будет формироваться новое правительство — тоже строго в соответствии с принципом «Аккуратно!», никаких кадровых революций. При этом уже очевидно, что вице-премьер Александр Жуков и глава администрации президента Сергей Нарышкин уходят в Думу на фоне перехода на другую работу ставшего легендарной фигурой спикера Бориса Грызлова.

На место председателя палаты прочат именно тихого и кабинетного Нарышкина, а обязанности главы администрации исполняет демиург «Наших» Владислав Сурков.

О том, как шла подготовка к нынешней прямой линии, поведал пресс-секретарь премьера Дмитрий Песков. По его словам, в окружении премьера в течение месяца составляли список тем, которые россияне наверняка захотели бы затронуть в ходе разговора, готовили для премьера соответствующие материалы и статистические выкладки. "Получается кирпич, который он читает перед эфиром", - рассказал Песков.

В окружении премьер-министра заранее готовились к острым и каверзным вопросам. Так, в интернете в топ сразу же вышли вопросы о массовых акциях протеста, связанных с выборами в Госдуму, и о выдвижении Михаила Прохорова на пост президента. Традиционные вопросы по социально-бытовой тематике некоторые граждане также задали через интернет в резкой форме. "Почему вы говорите, что добавили нам зарплаты, а мы их совсем не видим?" - написала, например, на сайте "Разговора с Владимиром Путиным" некая медсестра.

Пресс-секретарь Путина отметил, что премьер не увиливает от сложных вопросов, и указал: "Десять лет ход прямой линии доказывает, что "Разговор с Владимиром Путиным" - это не постановка". Впрочем, некоторые все же говорят о постановочных элементах. Так, накануне телевизионный критик "Московского комсомольца" Александр Мельман в интервью радио "Свобода" рассказал, что "прямые линии" с участием Путина, безусловно, режиссируются.

"Иногда это делается довольно убедительно, - признал Мельман. - Умные люди, которые окружают Владимира Владимировича и которые готовят такие встречи, наверное, не зря едят свой хлеб. То, как Путин умеет обращаться с аудиторией, как он реагирует на реплики, как он помнит какие-то детали, факты, цифры - все это действует на тех, кто готов это воспринимать. Естественно, существует определенная группа людей, которых ничто никогда не убедит..."

 

по материалам рунета


Похожие материалы:

Комментариев нет: